Сто лиц столицы

На осенней выставке недвижимости в Гостином дворе мы с коллегами обратили внимание, что макеты будущих столичных новостроек похожи друг на друга. Одинаковые свечи устремлены ввысь, корпуса стоят плотно друг к другу, окна в окна, колодцы дворов с маленькой территорией…И в них не проглядывается ничего, чтобы можно было отметить, как характерное исключительно для застройки Москвы. Да и существует ли такой “отдельный” архитектурный стиль?

Застывшая история

“Главное, что определяет лицо города – его восприимчивость ко всему новому, самому актуальному и современному, – комментирует управляющий директор OptimaDevelopment Булат Шакиров. – Итальянский ренессанс, венецианский, византийский, готический стили, барокко, классицизм, модерн, конструктивизм – практически все, что рождала мировая архитектурная мысль, довольно быстро появлялось и среди семи холмов.

И образцы разных направлений не просто соседствовали друг с другом, но и “переплавлялись” в образчики новой, исключительно локальной архитектуры – нарышкинское барокко, московский ампир, московский модерн и сталинский ампир обязаны своим появлением именно свободе и творческому полету московской архитектурной мысли. Сложившийся визуальный контекст Москвы – смесь всего со всем – это объективная реальность. И именно в этой особенности – уникальность, неповторимость и особый шарм столицы.

Другая ее особенность – размах во всем. Здесь самые широкие в России улицы, самые большие площади, самые яркие образцы модерна, самые масштабные проекты сталинского ампира, и этот ряд можно продолжать до бесконечности. При этом, как ни парадоксально, город всегда оставался уютным и зеленым. Поэтому, когда речь заходит об архитектуре Москвы, каждый представляет свое – кто-то уютные тенистые дворики, кто-то имперский размах, кто-то последние веяния архитектурной мысли”.

“К сожалению, о формировании московского архитектурного стиля можно рассуждать в рамках довольно непродолжительного временного отрезка, – напоминает директор по стратегическому развитию ФСК “Лидер“Павел Брызгалов. – Во-первых, следует вспомнить, что пожар 1812 года уничтожил практически весь исторический центр, поэтому сравнивать и изучать строения можно разве что по живописным полотнам, а вот последующие здания с некоей долей условности можно отнести к “новострою”.

Во-вторых, за 70 лет существования СССР деятельность архитекторов последовательно определялась той или иной доктриной: сначала возводились “ленинки”, затем – “сталинки”, “хрущевки”, “брежневки”… Об индивидуальном стиле говорить не приходилось: дома по типовым проектам воспроизводились во многих городах Союза”.

Эклектика города

“Действительно, в столице сегодня отсутствует узнаваемый архитектурный стиль. Конечно, в центре города власти строго контролируют любые изменения архитектурной “композиции”, однако это не более 5% площади столицы. К тому же, сложившийся облик центра мегаполиса не диктует характер и не задает общий тренд новому строительству за пределами Садового кольца.

На мой взгляд, отсутствие единого архитектурного образа в Москве – это абсолютно нормальная ситуация, которая отражает разные этапы развития нашего города”, – уверен управляющий директор “Метриум Премиум” Илья Менжунов.

“Одной из главных особенностей российской столицы является эклектичность, – подтверждает директор по маркетингу Insigma Кирилл Бортов. – Каждая эпоха оставляла свой архитектурный след: на одной улице могут соседствовать особняки XIX века, “сталинки” и современные постройки. Москва в этом смысле сильно отличается от Петербурга, который изначально планировался как большой столичный город, и весь исторический центр города был построен в довольно сжатый период времени в единой стилистике”.

“Как бы то ни было, московская архитектура была сформирована и продолжает формироваться исторически, – главный архитектор “ИНТЕКО Виталий Волохин. – Столичный статус делает Москву своеобразным законодателем моды, инкубатором новой архитектуры. Это выгодно отличает ее от других городов. В этом смысле “московскую архитектуру” можно определять, как “современную российскую архитектуру”“.

Возвращение в будущее

По словам Ильи Менжунова, на территории города появляются новые проекты в самых непохожих стилях: “Однако архитекторы многих комплексов явно заимствовали традиции советской эпохи. К примеру, девелоперов вдохновляет стиль сталинский ампир, который по-прежнему восхищает своей монументальностью и одновременно эстетикой. Так, в 2000-е годы был построен знаменитый столичный проект “Триумф Палас”, позаимствовавший образ от знаменитых сталинских высоток: пирамидальный облик, цветовое решение, наличие шпилей. В стиле сталинского ампира, но уже в меньших масштабах, выполнен проект “Суббота”, который отличает декор фасада, многочисленные портики, балюстрады и колоннады. Кстати, известно и о перспективном строительстве на севере Москвы еще одного масштабного объекта в стиле сталинских высоток.

Современных архитекторов также вдохновляют здания, построенные в 1920-х гг. В качестве примера можно привести проект “Дом Наркомфина”. Здание эпохи конструктивизма со строгой геометрией, лаконичными декоративными элементами и авангардным остеклением будет реконструировано с воссозданием мельчайших деталей творения Моисея Гинзбурга.

Советский опыт также используется застройщиками и при благоустройстве территории. Например, в ЖК “Маяковский” навигация выполнена с использованием “палочных” шрифтов, разработанных в советской типографике в период расцвета плакатного искусства”.

Дом Наркомфина

“Элитная недвижимость всегда являлась законодательницей трендов – и в технологическом, и в эстетическом смысле: уже позднее ее идеи масштабируются в классах бизнес и комфорт, – рассуждает Кирилл Бортов. – Учитывая общую эклектичность Москвы, архитекторы могут пробовать себя в разных стилях, однако должны следить за тем, чтобы новый объект не просто гармонично сочетался с окружающей застройкой, но и продолжал ее. Важно, чтобы идея проекта была близка к характеру района, соответствовала духу места. Например, Патриаршие пруды славятся своей неоклассикой, а Замоскворечье – клубными жилыми комплексами”.

Территория адаптации

“То, что происходит на рынке недвижимости сейчас, соответствует духу времени, – говорит Виталий Волохин. – Мы видим современные здания, которые спроектированы с учетом новых требований к жилой архитектуре. По сравнению с предыдущими периодами наблюдается уплотнение застройки, увеличение этажности, упрощение фасадов. И все это отлично вписывается в концепцию “московского стиля”. Он меняется вместе с архитектурой, которая становится его частью. Некоторое однообразие, которое сложно не заметить, характерно для любой архитектуры, что подтверждает существование современного стиля. Он может нравиться, может не нравиться, но он существует”.

Павел Брызгалов отмечает влияние западных тенденций на современную московскую архитектурную школу – плоские фасады, отсутствие рельефа, лаконичность. “Кроме того, сегодня архитектор живет в миллионе ограничений, – говорит эксперт. -Они практически не оставляют места для полета фантазии”.

Садовые кварталы

“Выделить какие-то новые объекты достаточно сложно. Их много. И они действительно схожи, – рассуждает Виталий Волохин. – Но я могу назвать пример жилого комплекса, который в свое время сформировал “новомосковский” стиль, став его законодателем – “Садовые кварталы” в районе Хамовники. И это не счастливая случайность, а закономерный результат большой работы сразу семи звезд российской архитектуры, которые создали уникальный проект по единому дизайн-коду, разработанному Сергеем Скуратовым. Благодаря этому застройка на площади более 11 га выглядит как живая среда с общим ритмом и стилистикой. Данный проект задал высокий тренд и в некотором смысле опередил свое время”.

“А мы, работая над собранием клубных домов ORDYNKA в Замоскворечье, объединили архитектуру разных эпох: исторический особняк, здание бывшей кондитерской фабрики им. Марата, а во внутреннем пространстве – четыре новых дома, решенные в современном стиле contemporaryluxury. Это создает ту самую московскую эклектику в рамках одного ансамбля. Особняк напоминает о дореволюционной истории места, а бывшее здание кондитерской фабрики – об индустриальном периоде, которое продолжается в эстетике лофтов. Неповторимость проекта – в его выразительных эмоциональных контрастах”, – рассказывает Кирилл Бортов.

ORDYNKA

По мнению Булата Шакирова, в ЖК “Прайм Парк”, который строится на Ленинградском проспекте, архитектурному бюро Dyer удалось совместить общее ощущение современности и добротности, масштаба и уюта. “Десять башен высотой до 42 этажей в одном из самых актуальных сегодня стилей, условно обозначаемом как contemporarymodern поддерживают и дополняют другие высотные доминанты района. Как и у других проектов этого стиля, появляющихся сейчас в Лондоне, Нью-Йорке или Сингапуре, стилистическое решение квартала будет еще долгие десятилетия оставаться актуальным. Именно такие архитектурные объекты, вплетаясь в общую картину московской архитектуры, сохраняют ее удивительный эклектичный стиль, в котором есть и вызов, и гармония, и, главное – уникальность и неповторимость”.

Задел на будущее

До недавних пор правила застройки менялись в соответствии с тем, кто руководил страной или городом: новый мэр – новое понимание силуэта города. О чем и напоминает Павел Брызгалов. “В будущем, скорее всего, на формирование столичного архитектурного стиля повлияет реновация, так как все строительные решения постепенно начинают программироваться с точки зрения новых нормативов”, – отмечает он.

Этого же мнения придерживается и Виталий Волохин: “Архитектура зданий, спроектированных под расселение по программе реновации, несомненно, добавит определенных штрихов “московскому стилю”“. “На мой взгляд, не важно, в каком стиле создан тот или иной проект – главное, чтобы он не просто вписывался в городскую застройку, но и видоизменил облик самобытной, с богатейшей историей Москву в лучшую сторону”, – заключает Илья Менжунов.

Источник: http://www.frommillion.ru/magazine/sto-lits-stolitsy/